«Поиск» продолжается

260

Общероссийское общественное движение по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества «Поисковое движение России» было создано в апреле 2013 года и является самой крупной организацией, занимающейся полевой и архивной поисковой работой. Движение объединяет более 45 тысяч человек разных возрастов в составе более 1500 поисковых отрядов. Региональные отделения движения открыты в 83 субъектах федерации.

По данным Всероссийского информационно-поискового центра, за 8 лет поисковиками найдены останки захоронения порядка 190000 советских солдат, установлено более 10000 имен погибших. Но еще задолго до официальной даты создания движения во многих регионах страны велись поисковые работы. Этим занимались те, кому не давал душевного покоя факт, что тысячи защитников нашего Отечества так и не были упокоены с миром. Они продолжают многие десятилетия числиться пропавшими без вести, будучи погребенными в окопах взрывной волной. Как много их и сегодня под сельскохозяйственными угодьями, в глухих лесах, на глубине рек, озер, болот и морей. И некому принести цветы на их могилы, потому что самих могил у них нет.

Исправить эту ситуацию взялся и уроженец Малого Малгобека, почетный гражданин Моздокского района и автор книги «Моя земля – Кумыкия» Махмади ДАУЛЕТОВ. Он и рассказал историю своей поисковой деятельности.

– Наш отряд «Поиск» существует с 2005 года. И создавался он не на пустом месте. Мой отец, Джамай Сулейманович, был участником Великой Отечественной войны. Многие годы он посвятил своему детищу – музею краеведения в селе Кизляр, особо трепетно храня экспонаты, связанные с войной. Когда он ушел из жизни, я продолжил его работу, стал принимать участие в школьных патриотических мероприятиях, рассказывать детям об экспонатах, о героях войны. Все чаще сталкивался с людьми, которые разыскивали пропавших без вести в боях родственников, и я стал помогать им. Сначала собирал информацию по архивам, газетам, книгам Памяти. Нередко случалось найти в них имена тех, кто не вернулся с фронта, и информацию о том, где они захоронены. Я вел переписку с ветеранами войны, воспоминания которых очень помогали в работе, ориентировали меня и поисковиков из других регионов. Мне помогали учащиеся СОШ № 1 села Кизляр, из числа которых мною был создан детский поисковый отряд. Его курировала также завуч школы Роза Хасанова. Она же принимала активное участие в проведении мероприятий в честь открытия нами памятников в последующие годы. Сегодня архивными материалами занимается член отряда «Поиск» Надежда Афарини, и делает это очень быстро, например, однажды, только за один час она помогла отыскать информацию о 13 погибших. Все они покоились где-то в братских могилах, а их родные понятия об этом не имели. За весь период работы по архивам мы нашли данные о более 3000 погибших воинах. С ребятами из детского отряда мы также организовывали экскурсии по местам сражений, велопробеги в честь Дня Великой Победы. Но все чаще мне не давала покоя мысль: сколько же еще солдат и офицеров числятся пропавшими без вести и лежат где-то в земле на территории нашего района. Здесь, на Терском хребте, проходили ожесточенные бои – гитлеровцы пытались прорваться к грозненской нефти. Погибло очень много солдат с обеих сторон. Однажды я принял решение начать раскопки. Оборудование приобретал на собственные средства. Познакомился и с теми, кто занимался любительскими раскопками в Моздокском районе. Мы называем их «черными копателями», их интересуют боеприпасы, стрелковое и другие виды оружия, которого еще в земле немало. Я призвал ребят переориентировать свою деятельность. Многие из них стали членами отряда «Поиск», чтобы заниматься добрым делом. Сначала мы собрали те останки, что были разбросаны по хребту в результате деятельности копателей. Захоронили временно на кладбище станицы Луковской останки 18 человек, затем перезахоронили их на старом городском кладбище со всеми воинскими почестями – там сейчас установлен памятник. А в 2010 году я познакомился с Жанной Маргиевой, которая руководила Союзом детско-юношеских пионерских организаций при Министерстве по делам молодежи и спорта РСО–А. Ныне она координатор регионального отделения РДШ Северной Осетии. Жанна помогла зарегистрировать деятельность нашего отряда, и нам официально разрешили проводить поисковые работы, заниматься патриотическим воспитанием молодежи.

– Сколько всего вы нашли и захоронили советских воинов?

– Порядка 200 человек. 120 из них сегодня покоятся в братских могилах, там, где проходила линия фронта. Речь идет о развилке дорог на села Предгорное и Малый Малгобек, там мы установили памятники. Трое были опознаны благодаря медальонам или вещам, которые нашли рядом с ними. На котелках, кружках солдаты раньше часто писали свои имена. Так, например, благодаря найденному котелку были опознаны останки старшего сержанта Михаила Федоровича Черемушкина. Нам удалось установить, что солдат – уроженец Волгоградской области. Там его и захоронили. В 2021 году мы также нашли останки с медальоном, в нем была бумажка, на которой написана буква Ю. Благодаря тому что у поисковиков и в архивах есть информация о том, где и какие части воевали, возникло предположение, что это солдат Юлдашев.

Понимаете, опознать воина, если при нем не обнаружены медальон или личные вещи, невозможно. Мы же не имеем их биологического материала для генетического сравнения. Но зато останки этих воинов больше не брошены где-то в полях или на горном массиве. Бойцов мы хороним с воинскими почестями, а к их могилам люди приносят цветы. Также благодаря нам увековечены на памятниках в разных регионах имена 198 человек. Например, в районе села Киевского погиб солдат Попов. Нам удалось увековечить его имя на памятной плите в самом селе. Его родственники приезжали на это торжественное мероприятие. Мы показали им и места сражений.

– Кстати о памятниках. Два вы установили над братскими могилами на линии фронта, о которых сейчас рассказали. Но я слышала, что вами еще установлены памятники в районе.

– Да, все верно. Сразу оговорюсь, что идея установки памятников принадлежала мне, а уже в самом процессе помогали разные люди и организации. Вышеуказанные памятники на линии фронта нам помогли установить предприниматели Александр Дыдымов и Мурад Умаханов. Мы инициировали возведение памятника в районе села Малый Малгобек, где также шли ожесточенные бои. Нам помогали сотрудники УФСБ по Моздокскому району. Памятник на Терском хребте – на высоте 390,9 метра над уровнем моря – был возведен благодаря содействию Моздокского ЛПУМГ «Газпром-трансгаз-Ставрополь». На этой высоте было обнаружено много останков наших бойцов. В тех или иных работах нам помогали скульптор Нурдин Балаев, предприниматели Станислав Дзебоев, Виктор Алборов, Александр Симоненко, а также Руслан Гусов. Отдельно хочу сказать о сотрудниках Федеральной службы безопасности, которые оплатили изготовление двух плит памятника в селе Предгорном, увековечив имена 128 человек, а также в станице Павлодольской, где увековечены имена 24 человек, и в селе Кусово, где увековечены имена 21 воина. Глава района наградил управление Почетной грамотой за инициативу и помощь. Сегодня к нам с предложением о сотрудничестве обратился еще и Следственный комитет РСО–А. Также мы сотрудничаем с ОМВД, МЧС, военкоматом, Домом дружбы, ДОСААФом, главами района и администраций городского и сельских поселений, общественниками местного отделения всероссийской ветеранской организации «Боевое братство», а также Совета ветеранов Моздокского района, воинскими частями Моздокского гарнизона. Союзниками в нашем деле стали заместитель председателя Собрания представителей района Нурмахомат Будайчиев, директор нефтепромыслового предприятия, расположенного в Ингушетии, Казбек Элесханов. Освещают наши мероприятия районные газеты «Моздокский вестник» и «Время, события, документы». Мы поддерживаем тесные контакты с поисковиками Чеченской Республики, Ингушетии, Ставропольского края, Кабардино-Балкарии, Тульской и Астраханской областей, Москвы. За помощью в поиске родных к нам обращаются даже жители других стран. Сейчас планируем установку в Моздоке мемориала защитникам города. Районные власти уже одобрили эту инициативу. Также хотим, чтобы в Парке Победы был построен музей, где мы могли бы разместить часть экспонатов. Глава администрации района Олег Дмитриевич Яровой предложил организовать в парке зону воинской славы, где планируется разместить некоторые виды военной техники. И музей там был бы кстати.

– Под экспонатами вы подразумеваете найденные во время раскопок части орудий, предметы, которые были найдены при бойцах?

– Да, у нас много таких находок. Некоторые мы отдаем в музеи школ не только Моздокского района, но и республики, а также в другие регионы. Мы способствовали открытию школьных музеев в селе Виноградном и городской СОШ № 6, в ДОСААФе, в штабе «Боевого братства». Есть музей при ОМВД по Моздокскому району. В феврале к нам обратился командир одной из воинских частей, дислоцирующихся в Ингушетии, с просьбой предоставить экспонаты для создания музея. Мы откликнулись на просьбу и передали находки. Недавно с моздокчанином Альбертом Саркисовым, отец которого погиб на фронте и данные о котором Надежда Афарини смогла найти в архивах, мы ездили в Северо-Кавказский аграрно-технологический колледж, расположенный в Ардоне, и проводили беседу со студентами о Великой Отечественной войне, привезли экспонаты в их музей 319-й стрелковой дивизии.

– А как вы поступаете с найденными боеприпасами?

– Если боеприпасы оказались действующими, мы извещаем о находке ОМВД, а также специалистов подрывного дела из города Прохладного. Под контролем правоохранительных органов и с соблюдением всех мер безопасности боеприпасы уничтожаются путем подрыва. За последние два года таким образом было уничтожено 146 боеприпасов, а также 8 комплектов тротила.

– Находите ли вы останки солдат немецкой армии?

– Мы стараемся вести раскопки там, где по документам должны были стоять наши укрепления. Но, да, иногда находим и останки погибших немецких военных. В таких случаях обращаемся к нашим коллегам из Краснодарского края, которые работают в России по поручению ответственных за поисковую работу лиц в Германии. У них есть карты расположения немецких захоронений, которым они строго следуют.

– Наверное, в Моздокском районе они уже эксгумировали всех немецких солдат?

– А вот и нет. Дело в том, что некоторые захоронения находятся либо в труднодоступных местах, либо на территории частных домовладений, куда краснодарских поисковиков наши граждане не пускают. А ведь они не собираются изрыть дворы вдоль и поперек, а работают очень аккуратно. После них и намека на раскопки не остается. К тому же некоторые дворы не благоустроены, их владельцам поисковики обещали даже гравием после окончания работ покрыть придомовую территорию. Отказываются и все!

– Где именно эти захоронения?

– В Кизляре покоятся порядка 200 немцев, в Виноградном – около 500, 90 человек – в Ново-Осетинской, есть захоронение в станице Павлодольской. А в городе Моздоке – около 10 немцев лежат под памятником Сергею Кирову в одноименном сквере, 40 останков – в сквере Святого Георгия, где раньше стояла лютеранская церковь, также – под спортивной площадкой СОШ № 108 – около 200 человек и на территории детского сада «Зорька» – около 50 человек. Есть останки и под некоторыми многоквартирными домами.

– На прилегающих к Моздоку территориях есть и еврейские захоронения, ведь немцы закопали заживо десятки семей. Вы занимались их раскопками?

– Мы находили такие захоронения в соседних районах. Через моздокское еврейское НКО «Тиква» мы приглашали сюда представителя Израиля. Им оказался раввин, который через переводчика объяснил, что по иудейским религиозным канонам эксгумировать останки нельзя. Только установить памятник, что и было сделано.

– Вы говорили о сотрудничестве с поисковиками из других регионов. Участвуете ли вы в акции поискового движения «Вахта памяти»?

– Обязательно. Мы встречаемся с поисковиками соседних регионов для совместной работы и обмена опытом, причем чаще всего именно на территории нашего района, ввиду того что здесь, повторюсь, шли самые ожесточенные бои и было больше всего погибших. И кстати, долгое время в составе нашего моздокского поискового отряда были жители Ставропольского края. Только недавно они создали свой отряд и теперь действуют самостоятельно.

– Назовите самых активных членов отряда.

– Виктор Шемонаев, Айнидин и Малик Балаевы, Сергей Ботиев, Руслан Абуков и Арслан Хасанов, с сыновьями работают Тамерлан Габоев, Феликс Валиев и Юрий Дидевич. Есть еще волонтеры, которые помогают ухаживать за памятниками. Это братья Мусса и Ибрагим Кориговы, Хамиша Наужоков. Когда-то в отряде было около 40 поисковиков, сегодня – около 20 и 10 волонтеров. Но мы продолжаем заниматься патриотическим воспитанием подрастающего поколения.

По материалам газеты «Северная Осетия»