Время пришло

95

В среду, 30 марта, в обращении к согражданам Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов заявил, что республика намерена предпринять юридические шаги для вхождения в состав России.

Принятие такого решения именно сейчас Президент РЮО обосновал следующими обстоятельствами: «Республика Южная Осетия, Россия, весь мир переживают переломный момент. Русский мир сегодня отстаивает интересы тех, кто ему привержен… Первое за новейшую историю возрождение Русского мира, понимание того, что есть черта, за которую нельзя отступать, случилась именно здесь, в Южной Осетии в 2008 году, когда Россия пришла на помощь нашему народу и признала суверенитет Южной Осетии, за что мы всегда будем благодарны ей и её народу… Однако главная цель разделённого осетинского народа – объединение в рамках одного государства. Это государство – Россия. Эту цель наш народ обозначал неоднократно, у нас была возможность воплотить нашу многовековую мечту в жизнь в 2014 году, когда в родную гавань возвратился Крым. Мы свою возможность тогда упустили, но больше такого допустить не можем!«

На это заявление Глава Северной Осетии Сергей Меняйло отреагировал следующими словами: «Осетины на Юге и Севере никогда не теряли связи друг с другом, не отдалялись, оставаясь единым народом с единой культурой, языком, традициями. В различные исторические периоды политиками принимались решения, которые так или иначе меняли контуры административных или государственных границ. Но это никогда не влияло на желание осетин быть единым целым, единой семьей. Собственно, мы так и живем: работаем во Владикавказе, а дом – в Цхинвале, на выходные – туда или наоборот. Там, на юге, могилы наших предков, наши архитектурные и культурные памятники, фамильные башни… Мы – единый народ и никогда не были разделены духовно и ментально!«

Референдум по вопросу вхождения Южной Осетии в состав Российской Федерации может пройти в мае-июне. Такое мнение в беседе с ТАСС выразил первый зампред комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Виктор Водолацкий. Официальная дата станет известна после проведения в Южной Осетии президентских выборов, назначенных на 10 апреля.

Путь единого народа может быть только единым, говорят сегодня эксперты, впрочем, как и всегда. 

Юрий Бирагов, заместитель председателя Общественной палаты РСО-А: «Наш народ,  несмотря на насильственно создававшиеся препятствия,  был един, остается един, и будет един и впредь. У нас общий язык, культура, традиции. У нас общее духовное пространств. Вопрос о том, чтобы нам быть вместе, не сегодня возник. Я могут  напомнить, что первый очень значимый шаг был сделан в конце 70-х начале 80-х годов, когда было завершено строительство Транскавказской автомагистрали. В принципе тогда произошла своеобразная территориальная интеграция.  С этим не считаться нельзя. После этого были приняты ряд законов и постановлений для совместного развития  Северной и Южной Осетии. Я не очень люблю  такое деление, но все же.  С 2008 года Южная Осетия —  независимое государство, которое совершенно самостоятельно в выборе своего решения.  Постановка вопроса сегодня  о том, чтобы нам быть едиными,  абсолютно своевременна и реальна. Никаких нарушений норм  международного права в этом нет. Я уверен, что руководство России внимательнейшим образом рассмотрит все обращения.»  

Руслан Бзаров, председатель комиссии по вопросам культурного и духовного наследия, образования и науки, межнациональных и межрелигиозных отношений Общественной палаты РСО-А, доктор исторических наук, профессор, директор Института истории и археологии РСО-А: «Алания-Осетия как единая страна присоединилась к Российской империи в 1774 году на основе народного волеизъявления. С XVIII века осетины считают Россию свои национальным государством. Только за Россией осетинский народ признает неотъемлемое право представлять свои интересы, участвовать в своей судьбе.

На всех исторических поворотах Осетия подтверждала свой безоговорочный российский выбор. Съезды осетинского народа, состоявшиеся весной и летом 1917 года, вновь приняли основополагающие решения: единая самоуправляющаяся Осетия остается в составе России вне зависимости от того, какое политическое устройство изберет будущее Учредительное собрание. Ответом на эту неизменную позицию стал, как известно, геноцид осетинского народа, учиненный в 1920 году Грузией с благословения европейских держав.

К сожалению, победившая советская власть отказалась следовать народным решениям. Осетию разделили: северная ее часть попала в состав РСФРСР, а  южная оказалась в  составе соседней Грузинской республики. В 1930-е – 1950-е годы репрессиям подвергались все (в том числе коммунистические  руководители двух автономий), кто пытался вернуться к идее территориально-административного единства Осетии. 

В ходе распада СССР, когда административные границы вдруг превратились в государственные, Южная Осетия против своей воли оказалась вне Российского государства. При этом Грузия начала националистическое наступление и ликвидацию юго-осетинской автономии, даже не дожидаясь формального распада Советского Союза.  Как все мы хорошо помним, это вылилось в новое издание геноцида – народную трагедию, которая продолжалась 20 лет и завершилась в 2008 году принуждением Грузии  к миру.

На всех этапах своей сложной истории Южная Осетия имела главной опорой, главной надеждой Россию. Еще 19 января 1992 года был проведен референдум, высказавшийся за независимость Республики Южная Осетия и воссоединение с Россией. 29 мая 1992 года был принят Акт провозглашения независимости Республики Южная Осетия – в его преамбуле говорится: «Исходя из смертельной опасности, которая нависла над Республикой Южная Осетия в связи со злодеяниями, поставившими на грань вымирания ее народ и культуру, геноцидом осетин, с жестокостью и вероломством осуществляемым Республикой Грузия». А 14 июля 1992 года в Южную Осетию вошли миротворческие силы – в соответствии с четырехсторонним Соглашением между Россией, Грузией, Северной и Южной Осетией.

Пережив все то, что последние 8 лет переживают жители Донбасса, осетинский народ подтвердил свою волю, продемонстрировал образец не только стойкости, но и верности своему российскому выбору. Республика Южная Осетия – единственное известное мне в истории признанное государство, которое боролось за свободу под лозунгами антисепаратизма. Признание независимости, которое произошло в 2008 году, осетинское общество расценило как признание Россией народного выбора, как продолжение высокой исторической миссии страны-освободительницы.

Многократно заявленное желание  Южной Осетии вернуться в Россию, воссоединиться с  Северной Осетией,  совершенно естественно. События этих дней, заявление президента Южной Осетии Анатолия Бибилова, реакция государственных и общественных сил Российской Федерации говорят о том, что созрело, наконец, и российское решение.

В ближайшие месяцы ожидаются практические шаги подготовки к референдуму.  То, что он хронологически отделен от грядущих выборов президента Южной Осетии, только подчеркивает его политическую значимость.  Впрочем, и на Юге, и на Севере Алании-Осетии ответ известен заранее. Мы все видим свою родину единой и надеемся,  что объединение станет важным импульсом ее дальнейшего развития и послужит укреплению России. Именно и только такую формулу осетинское общество считает оптимальной: государственно-политический формат единства Алании-Осетии определяется интересами и волей как осетинского народа, так и всего Российского государства.»

Эльвира Лазарова, председатель комиссии по развитию институтов гражданского общества, взаимодействию с общественными формированиями и СМИ Общественной палаты РСО-А: «Я с большим вниманием слежу за новостями. Прозвучавшие днями заявления президента Южной Осетии для меня  вполне ожидаемы. По сути это – первые шаги к воплощению давней мечты. Исторически так сложилось, что хоть мы, осетины, и  разделены географически, но неизменно едины душой. У нас общие мысли, взгляды. Мы рядом друг с другом и в беде, и в радости. Уверена, что референдум, о проведении которого в  ближайшее время заявляют власти, вновь подтвердит  общее желание народа – войти в состав великой России, стать единой Осетией.  Мне кажется,  никто не скажет  «нет» такому политическому решению. «

Лев Лалиев, член Общественной палаты РСО-А, председатель Совета ветеранов г.Владикавказ: «В эти дни я переживаю личное волнение. Я родился в селении Дзагина Южной Осетии. С 15-ти лет живу и работаю в Северной.  Судьба двух Осетий для меня одинаково близка. Надеюсь, многолетнее желание Южной Осетии стать частью огромной и сильной страны, России, будет исполнено. Между нами не будет никаких преград. Да услышит Всевышний слова президента Южной Осетии!»