НАУКА VS ТРАДИЦИИ

134

Собрать на одной площадке всех,  кто так или иначе связан с  археологическими раскопками вокруг Нузальской часовни, чтобы пусть и в горячем споре, но сообща найти компромисс. Такова цель «круглого стола», состоявшегося  в Северо-Осетинском институте социальных и гуманитарных исследований. В дискуссии приняла участие и председатель Общественной палаты республики Нина Чиплакова.  

Модератор «круглого стола», министр по вопросам национальных отношений, кандидат исторических наук Аслан Цуциев, открывая  дискуссию, напомнил о том, что Северная Осетия уже более 150 лет представляет большой интерес для археологов. В разные периоды здесь работали ученые с мировым именем. Их исследования открыли немало новых страниц в истории не только самой Осетии, но и России. В фондах Национального музея  во Владикавказе сегодня более 11 тысяч уникальных экспонатов, которые в свое время передала известный кавказовед Евгения Пчелина.

«Сложно сказать,  располагали бы мы сегодня  такими бесценными артефактами, не проведи тогда Пчелина археологические изыскания и в Нузале, и в  Рекоме. Никогда прежде археологам в Северной Осетии не мешали, наоборот помогали. Тем  удивительнее ситуация,  сложившаяся сегодня вокруг проводимых в Нузале раскопок. Этот  вопрос, вызвавший огромный общественный резонанс, вышел на общероссийский уровень. Но найти на него ответ можем только мы сами, здесь, возможно, за этим «круглым столом»», — отметил Аслан Цуциев, призывая участников встречи к максимально конструктивной дискуссии.  

Как известно, ранее у археологов возник конфликт с группой последователей традиционной веры, называемой «уацдин» («святая вера»). Они обвинили ученых в издевательстве над памятью предков и в категоричной форме потребовали прекратить работы.

Так, преподаватель истории и обществознания Альберт Кодоев  видит проблему не в самом факте раскопок, а в том как они проводятся – «некомпетентно, в угоду чьим-то интересам». Активист группы противников раскопок Белла Габараева обратила внимание на необходимость совершения поминального обряда перед началом археологических работ. Руководитель местной религиозной организации традиционных верований осетин Ростислав Кайтуков считает, что сегодня раскопки на древнем кладбище необходимо остановить, и возможно вернуться к ним лишь через 50-60 лет, когда новые технологии позволят дать оценку захоронениям,  не нанося им никакого ущерба. Житель Нузала Эльбрус Купеев заявил, что «потомки Царазонта против строительства  храма на месте кладбища».  «Спасательный» статус археологических раскопок поставил под сомнение инженер-строитель, специалист в водоотведении Тимур Гапузов. По его мнению, грунт на площади,  где сейчас проводятся раскопки, имеет особый состав и дренажные свойства —  захоронения в безопасности до тех пор, пока не вскрыты. 

Каковы законные основания  археологических исследований в Нузале и что планируется на территории могильника после завершения раскопок – ключевые вопросы, которые звучали в ходе «круглого стола».

Заместитель руководителя Комитета по охране памятников и объектов культурного наследия республики Людмила Чехоева в очередной раз заверила, что все работы в Нузале ведутся в  рамках действующего законодательства,  исключительно в российском правовом поле. «Открытый лист» — документ, разрешающий раскопки – выдан Министерством культуры РФ по согласованию с Институтом археологии РАН.

Тендер на проведение научных раскопок выиграла профессиональная команда археологов, они приехали из разных регионов России. Сотрудники Института истории и археологии внимательно наблюдают за ходом работ с самого их начала. Работы в Нузале ведутся в полном соответствии с существующими правилами, надежно и ответственно. Это подтвердил и заместитель директора по научной работе Института истории и  археологии  РСО-А Рустем Фидаров.

Признаки грунтовых погребений в каменных ящиках были обнаружены вблизи памятника федерального значения – Нузальской церкви – еще в 2016 году. Тогда, после тщательно проведенной экспертизы, могильник поставили на охрану как выявленный объект археологического наследия. Сам же Нузальский храм, точнее проект его реставрации, был включен в федеральную целевую программу «Культура России». Это позволило высококвалифицированным специалистам вновь взяться за спасение церкви. Используя новейшие технологии, художники-реставраторы провели поддерживающие консервационные работы по фресковой живописи, а реставраторы-каменщики укрепили фундамент и отвели воду от стен храма. Сегодня перед обществом и государством стоит задача спасти и сохранить весь исторический комплекс: не только Нузальскую церковь, но и другие объекты вокруг, зафиксированные на фотографиях 1886 года.

Как рассказал руководитель Северо-Осетинской  реставрационной организации «СКИФОС-РСК» Петр Павлов, разработанный ими проект реставрации памятника получил положительное заключение государственной историко-культурной экспертизы, согласование в комитете по охране и использованию объектов культурного наследия Северной Осетии и был принят Министерством культуры РФ.

«В 2018 году мы провели очень серьезные   ремонтно-реставрационные работы, в том числе и вернулись  к внешним историческим отметкам на глубину 40–60 см. В результате храм оказался в низине и возникла необходимость в водоотводе. В ходе этих работ на глубине всего 35 см было найдено детское захоронение. Именно поэтому тогда все раскопки были остановлены, как того требует законодательство. Мы  подали заявку в Минкульт России, чтобы получить деньги на систему водоотведения и благоустройство территории памятника. И вот теперь, спустя два года средства выделены. Никаких объектов строительства на этой территории проектом не предусмотрено. Кроме подпорной стены и легкого ограждения от скота. Рассматривается вариант  сооружения звонницы, ровно такой же какая изображена на фотографии  1886 года – два деревянных столба с перекладиной и колоколом на ней», — рассказал Петр Павлов.

Археологи работают очень аккуратно, с соблюдением всех методик полевых работ.

«Уже найдены хорошо сохранившиеся фрагменты кожаной обуви, одежды. Все эти находки будут переданы в Национальный музей. Костный материал при извлечении из могил тщательно описывается и системно укладывается в коробки.  По завершению всех работ кости  будут возвращены ровно туда, откуда извлечены. Технически сделать это совершенно не сложно. Лишь небольшие фрагменты будут использованы для генетической экспертизы, палеоДНК. Наверняка это позволит нам сделать еще несколько важных для истории каждого из нас открытий!» — рассказал Аслан Цуциев.

Руководитель государственного бюджетного учреждения «Наследия Алании» Людмила Габоева уже много лет занимается Нузальской часовней и рассказывает, из какого запущенного состояния пришлось выводить памятник.

«Я ветеран Нузала: с 2002 года там раз в месяц бываю. Храм находился в аварийном состоянии. Его даже не видно было, он со всех сторон был обставлен ржавыми огромными контейнерами, засыпан кучами строительного песка. А зимой на объект федерального значения постоянно текла вода, и мы регулярно выезжали, чтобы перекрыть кран. Вокруг вплотную находились, дома, огороды, загоны для скота. Замечу,  в фундаментах этих строений тоже – могилы предков.  Почему-то  это никого не возмущало! То, что делают сегодня археологи – попытка сохранить, а не разрушить. Несознательно потревожив прах людей, мы открыли правду. Они отдали нам себя ради науки, чтобы рассказать как им жилось. На этом месте    будет установлен памятник, который укажет, что это кладбище Ахсартагката – Царазоновых. И у всех потомков этого рода появится возможность поклониться  своим предкам», — заявила Людмила Габоева.

Председатель Общественной палаты Северной Осетии Нина Чиплакова напомнила о том, что ход раскопок под экспертным контролем профильной комиссии палаты, которую возглавляет доктор исторических наук, директор Института истории и археологии Руслан Бзаров. Он с коллегами регулярно выезжает к месту археологических работ.  

«Нас всех сегодня сюда привела, как это не пафосно звучит, горячая любовь к Родине.  Осетия – и моя родина. Мои предки обосновались здесь 150 лет назад. Галон, Садон, Нузал, Згид – родные для меня края. Мой отец-геолог знал здесь каждый уголок. В Галоне прошло мое детство. Я прекрасно понимаю вашу тревогу и озабоченность. Такая встреча, возможность высказать все, что «накипело», действительно была необходима. Специалисты рассказали нам о том, чего многие из нас, по совершенно объективным причинам, не знали.   Теперь важно сообща  найти правильную «траекторию движения» вперед», — подчеркнула Нина Чиплакова. «В чем мы все солидарны? Во-первых, в безусловной научной значимости и культурной ценности могильника, который ученые датируют 13-14 веками. Во-вторых, в том, что осуществляется экспертный контроль. Но, как мы убедились, необходим и общественный контроль. Поэтому предлагаю создать наблюдательный совет, который будет каждый последующий этап раскопок держать под общественным контролем. Готовы предоставить для этого и площадку Общественной палаты республики», — подчеркнула Нина Чиплакова.