Законопроект о семейном насилии нуждается в серьезной доработке

266

В Общественной палате Северной Осетии обсудили резонансный законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации».

В дискуссии приняли участие  члены Совета Общественной палаты, представители парламента, Минтруда и Минобра республики, уполномоченные по правам человека и ребенка.

Напомним, в конце ноября Совет Федерации РФ опубликовал законопроект  о профилактике домашнего насилия. Текст  содержит 28 статей, в которых дается определение семейно-бытовому насилию: «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Законопроект предполагает введение новых терминов «агрессор», «жертва», «домашнее насилие», «охранный ордер»… Судебным предписанием виновнику домашнего насилия могут на срок до года запретить контактировать с его жертвой, даже если она проживает в его собственном доме.

«Более ста организаций подписались под письмом Президенту РФ Владимиру Путину с просьбой прекратить разработку и внедрение закона о семейно-бытовом насилии.  Вокруг этой темы развернулась нешуточная дискуссия в обществе и СМИ.  На почту нашей палаты поступило более 150  писем, авторы которых, юристы, адвокаты, правозащитники,  выступают категорически против предлагаемого законопроекта», — рассказала, открывая дискуссию председатель Общественной палаты Северной Осетии Нина Чиплакова. «Крепкая, дружная, большая  семья  – основа государства, фундаментальная  ячейка общества. Вопросы, связанные с защитой семьи – одни из ключевых в политике государства. Сегодня в контексте демографических преобразований, реализации нацпроектов  в области образования и здравоохранения именно семье уделяется  огромное внимание. К сожалению, нередки факты насилия в семьях: по отношению и к супругам, и  к детям, и к пожилым родителям. Бесспорно, это недопустимо, подлежит общественному порицанию и в определенных случаях законному наказанию. Но нам важно разобраться: так ли необходим сегодня принципиально новый закон, регулирующий  семейные отношения, или  вполне достаточно действующего законодательства. И главное – не как бороться с последствиями бытового насилия, а как  минимизировать его причины. А они в большинстве случаев – в злоупотреблении алкоголем и наркотиками, в безработице, социальной неустроенности».   

По информации  начальника отдела семейной и демографической политики  и профилактики безнадзорности  министерства труда и социального развития Северной Осетии Заиды Гаппоевой официально на учете этого ведомства состоят порядка 230 «социально опасных» семей. Благодаря регулярным визитам в такие  семьи сотрудников полиции, представителей органов опеки и комиссии по делам несовершеннолетних, родители кардинально меняют образ жизни, устраиваются на работу. Большую работу проводит «Центр профилактики социального сиротства и развития семейных форм устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей «Моя семья». Инструментов регулирования ситуации, по мнению представителя Минтруда, вполне достаточно. Это — и закон №442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», №182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации».

«Новый закон принимают тогда, когда какие-то общественные отношения не  отрегулированы. Семейные отношения в нашей стране регулируются целым сводом нормативных актов. В случае нарушения этих законов, вступает в силу дминистративный и уголовный кодексы.  Предлагаемый законопроект во многих статьях имеет отсылочные нормы как минимум к 9 федеральным законопроектам. В таком случае в чем его новизна? », — обратил внимание председатель комиссии по организации общественного контроля и правозащитной деятельности Общественной палаты Северной Осетии, в прошлом глава МВД республики  Сослан Сикоев.     
«Сегодня органы полиции располагают механизмами ранней профилактики правонарушений в семье. Процедура привлечения виновного в побоях упростилась и ускорилась. В 2019 году в закон о полиции внесено право  предъявлять  официальное  предостережение.  Но я убежден, кто однажды поднял руку на жену, того не остановят никакие предупреждения и охранные ордера.  Здесь проблема в воспитании, в идеологической плоскости».

 «Случаи семейного насилия, которые произошли в последнее время российских регионах, к сожалению,  и в нашей республике, подтверждают  необходимость принятия целостной системы мер, направленных на охрану и защиту семьи и ее членов от семейного насилия. Как отоларинголог я видела в своей врачебной практике немало поломанных в результате семейной ссоры носов, а по сути поломанных судеб.  Причем ссоры эти возникали нередко между бывшими супругами. Бесспорно, причину семейных конфликтов надо искать в социальной, экономической, правовой сферах. Но ключевой момент, по моему мнению, в том, что в нашем обществе девальвируются простые человеческие ценности: уважение к старшим, трепетное отношение к женщине, забота о детях. Усугубляют положение неверные законодательные инициативы, в частности либерализация уголовного кодекса. В 2017 году Госдума приняла закон о декриминализации побоев, совершенных в отношении членов семьи. Новые поправки перевели побои из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые.  Побои перестали восприниматься как нечто недопустимое», — рассказала председатель парламентского     комитета по социальной политике,  здравоохранению и делам ветеранов Лариса Ревазова.

«Законопроект предполагает вмешательство в дела семьи не только органов госвласти, но и общественных организаций, которым государство может передавать определенные полномочия. С нашей точки зрения, это недопустимо.  Если деятельность органов власти регламентирована, то широкие полномочия общественников в семьях неизбежно повлекут за собой злоупотребления. Причина семейных конфликтов, как правило,  в неудовлетворенности жизнью. Если человек имеет возможность работать и зарабатывать, чтобы обеспечивать необходимым свою семью, детей, то и моральный климат в семье благополучный. Вот о чем должны думать разработчики законов»,  — считает заместитель председателя Общественной палаты Северной Осетии Юрий Бирагов. По его мнению, важно в государственном масштабе обратить внимание и на то, какую информацию несут современные  СМИ. Новомодные ток-шоу транслируют  жестокость, выходящее за общепринятые нормы морали поведение, и все это неизбежно влияет на сознание и  неокрепшую психику  особенно молодых людей.

«Те меры, которые предлагает законопроект, на мой взгляд, нанесут серьезный удар по институту семьи. Прежде всего, законопроект нарушает пределы вмешательства государства в дела семьи. Статьей 1 Семейного кодекса закреплено: участники семейных правоотношений самостоятельно, по своему усмотрению решают вопросы семейной жизни. Супруги самостоятельно выбирают формы и способы  воспитания детей.  А в обсуждаемом законопроекте говорится о «принуждении к совершению действий, не соответствующих возрасту либо возможностям члена семьи», — обратил внимание член Общественной палаты Северной Осетии Казбек Фриев. «Вот мне еще кто-то будет указывать как я должен воспитывать своего сына или дочь! Мой подход к воспитанию зиждется на известном  всем на Кавказе понятии «агъдау», на нравственных основах, которые веками формировали наши  предки. И это – доказавший свою эффективность метод воспитания, против которого ювенальной юстиции нечего противопоставить».

«Увы, именно кавказское воспитание нередко становится причиной, по которой жертва побоев «не выносит сор из избы». Этим и объясняются данные статистики.  Между тем, без официального заявления невозможно запустить процедуру психологического освидетельствования. Как профессиональный психолог я отметила для себя в предлагаемом  законопроекте  и такой нюанс:  он  совершенно не предусматривает примирительных процедур. Такое впечатление, что все его инициативы направлены на обострение противоречий, разжигание войны полов и поколений. А ведь именно примирение способно свести на нет конфликт, который в дальнейшем может привести к насильственным действиям», — считает председатель комиссии по делам молодежи, развитию добровольчества, патриотическому воспитанию, формированию здорового образа жизни Общественной палаты Северной Осетии Елена Рубаева.

 «Существующая система мер профилактики домашнего насилия при надлежащем правоприменении и согласованной работе всех заинтересованных органов и структур может эффективно с этой задачей справляться. Я считаю, что в новом законе необходимости нет, и уж точно не в том виде, в каком нам его представляют.  Это вообще – вопрос не политико-правового регулирования, а социальный», считает председатель комиссии по вопросам культурного и духовного наследия, образования и науки Общественной палаты Северной Осетии Руслан Бзаров.

Согласен с  такой точкой  зрения и уполномоченный по правам ребенка Северной Осетии Артур Кокаев. «Ситуационно может принести больше вреда тот факт, что в число субъектов включены общественные институты. Это  — прямое вмешательство в частную жизнь граждан. В рамках действующего законодательства достаточно тех субъектов (в основном, силовых), которые выполняют свой функционал. Что касается личного участия Уполномоченного по правам ребёнка, то в соответствии с законом Уполномоченный участвует во всех сферах профилактики и защиты прав несовершеннолетних в рамках своей компетенции»

В ходе дискуссии  было приведено множество фактов печального западного опыта: о  стабильно высоком уровне насилия в семьях в Испании,  несмотря на 15 лет аналогичной «профилактики», о беззаконии, творящемся с охранными ордерами в США, Германии и Швеции.

Эксперты отметили, что принятие закона «О профилактике семейно-бытового насилия  в РФ» в предлагаемой редакции может   негативно отразиться на  семейных и нравственных ценностях народов Российской Федерации.

«К проекту этого закона нельзя подходить в спешке, нужна тщательная совместная работа. Профилактика семейно-бытового насилия, бесспорно, необходима. Вопрос в том, какими методами это осуществлять и какими документами руководствоваться. Концептуально мы не согласны содержанием этого законопроекта, так как единственным критерием применения насилия будет субъективное мнение жертвы. Без четких и прозрачных норм этот закон не будет соответствовать основным критериям российского права. Все высказанные суждения и предложения мы в ближайшие дни представим в виде экспертного заключения Общественной палаты Северной Осетии в Общественную палату РФ», — заключила Нина Чиплакова.

Высказать свое мнение о формулировках документа могут и граждане страны, приняв участие в  опросе по законопроекту о домашнем насилии.  Полученные в ходе онлайн-опроса данные будут использованы в ходе общественных слушаний по законопроекту в январе 2020 года, в которых примут участие эксперты и представители Совета Федерации.