Кровная месть, как элемент внешней политики США

238

Известный филантроп Джон Рокфеллер-младший подарил новорожденной ООН в самом густонаселенном районе Нью-Йорка семь с половиной гектаров земли, где и обосновалась затем в небоскребе с узнаваемым профилем штаб-квартира международного сообщества.

Правительство США, при том, что оно вносит в бюджет ООН на порядок больше финансовых средств, чем любое другое государство, филантропом не назовешь. США платит, потому что «заказывает музыку». Или наоборот: заказывает музыку, потому что платит. Более того: США хотят приватизировать не только штаб-квартиру ООН, но и всю международную политику. И уже делают уверенные шаги в этом направлении, грубо отказывая, к примеру, неугодным дипломатам в визах на въезд в страну, где квартирует ООН, или же принимая самостоятельные превентивные меры в случае возникновения определяемой ими же самими угрозы международной безопасности.

С некоторых пор США небезуспешно пытаются внедрить в практику международных отношений традицию «кровной мести» — древнейший принцип родоплеменного строя, возрожденный в век информационных технологий. К этому принципу в разное время так или иначе прибегали и другие страны, но никто из них не осмеливался возводить его в ранг дозволенного. Тем более, никто в самих США не решился бы извратить принцип презумпции невиновности: бремя доказательства вины обвиняемого лежит на обвиняющей стороне: «innocent until proven guilty» («невиновен, пока не доказано обратное»), а не наоборот.

США, с легкостью развязывающие вооруженные международные конфликты чаще любой другой страны в местах, называемых ими «зонами своих жизненно-важных интересов», в последнее время не только определяют степень вины человека или государства, но и выступают в роли исполнителя приговора. Как это случилось, скажем, с Муаммаром Каддафи, Саддамом Хусейном или же Усамой бен Ладеном, убийство которого янки превратили в кровавое шоу. И вот теперь циничное убийство Касема Сулеймани, обвиненного заочно во всех смертных грехах.

Принять единоличное решение казнить Сулеймани президент США Дональд Трамп вполне мог бы даже в перерыве между игрой в гольф на своем ранчо во Флориде, потому что он «мачо». По крайней мере так он себя позиционирует, снисходительно похлопывая по плечу своих партнеров по НАТО или же оппонентов в восточном полушарии. Но не стоит забывать, что Дональд Трамп — искушенный игрок в покер. Отсюда и многие его манеры, шокирующие благопристойную публику. Покер против шахмат. Так можно определить сегодняшнюю мировую политику эксцессов. И это реальность, а не фигура речи.

Лучшие покерные игроки не отрицают реальность. Они-то как раз и получают свою прибыль от того, что реальность отрицают другие. Но Дональд Трамп не был бы лучшим, стремись он только к меркантильным целям, что свойственно деловым людям. У него ведь бывали в жизни моменты, когда он терял все и все опять же возвращал. Трамп — эстет в покере. Для него игра остается только игрой, в которой он получает недостающую дозу адреналина, оттачивает свое умение, составляет друзьям компанию, отвлекается от дел…

Важнейший принцип игры в покер состоит в том, чтобы делать правильные ставки в зависимости от того, насколько хороша ваша рука в сравнении с другими руками. Дональд Трамп неукоснительно исповедует этот принцип в международной политике, начиная с Северной Кореи и кончая Китаем с Ираном. Хитроумные шахматные многоходовки несопоставимы с покерным блефом. С Россией, играющей на мировой арене исключительно в «очко» и подло прячущей «козыри» в рукавах, покерные финты не проходят, что хорошо поняли уже и демократы в конгрессе США.

До убийства Касема Сулеймани, которое еще предстоит глубоко проанализировать психологам и политикам, Трамп чаще обращался в своих действиях к принципу бритвенного станка Gillette, когда ручку станка надо вначале завинтить до самого упора, а затем ослабить на пол-оборота. Тогда-то и достигается оптимальное скольжение лезвия. Вспомним воинственную риторику Трампа в адрес Ким Чен Ына, внезапно сменившуюся признаниями в любви и дружбе, а затем вновь осложненную новыми угрозами. Обещания торговой войны с Китаем не на жизнь, а насмерть, тоже закончились прагматичными миролюбивыми соглашениями…

С Ираном урегулирование ядерной проблемы оказалось намного сложней, чем это представлялось поначалу Трампу, потому что здешняя политика основывается на игре в кости. В нарды персы играли еще три тысячи лет назад, а потому хороший игрок даже из стаканчика выбросит три «ду-шеша» кряду. Что и обнаружили американцы, несмотря на ожесточенный контроль со стороны МАГАТЭ. Чем объясняется выбор Трампом фигуры Сулеймани и времени совершения акта возмездия за сбитый иранцами беспилотник над Персидским заливом, остается пока что только гадать. Тогда-то ведь он, сразу после события, отменил ответные действия…

Здесь, по-видимому, надо увязывать внутриполитические события в США с международными. А внутриполитические события характеризуются продолжающимися усилиями демократов добиться импичмента Трампа и близящимися президентскими выборами. Для самого же Трампа — ожидаемыми перевыборами. Поэтому ему все время надо заботиться о статус-кво политика решительного и бесповоротного: сказал-сделал. Сказал, что построит стену на пути мексиканцев — построил. Сказал, что «нагнет» Европу с ростом ее вкладов в обороноспособность НАТО — нагнул…

Наказывая Иран за его неуступчивость в Ираке, и в намерениях создать собственную ядерную бомбу, Трамп, собственно, ничем не рисковал, иначе бы он, памятуя об Украине, обратился прежде к конгрессу. По-прежнему имея колоссальное преимущество перед Россией и Китаем не только в экономике и вооружениях, но и политическом раскладе сил, США может позволить себе прежние шалости, когда полигоном для испытания атомной бомбы могли избрать живые цели городов Хиросима и Нагасаки. Когда сжигали напалмом вьетнамские деревни. Когда победоносно вторгались в 1983 году в маленькую Гренаду. Да мало ли еще чего!

Двойственность ситуации, в которую Трамп поставил убийством Сулеймани Россию и Китай, его, скорей всего, мало волнует. Более того, он надеется, что именно эти партнеры Ирана удержат его «стражей революции» от ответных действий, несмотря на клятвенные обещания отомстить за Сулеймани. Трамп предостерег Иран от опрометчивых шагов, обещая поразить на его территории ровно 52 особо важные «стратегические и культурные цели».

Почему такая цифра? Дело в том, что 4 ноября 1979 года студенты вузов Тегерана, в знак протеста против предоставления политического убежища свергнутому шахиншаху Реза Пехлеви, захватили в посольстве США 52 заложников и продержали их 444 дня. То есть, за каждого вызволенного тогда заложника Трамп обещает теперь по одной цели для ракет «Томагавк». Что это, если не покер?!

Угроза развязывания новой войны в стратегически важном районе мира и в непосредственной близости Европы заставит политических лидеров ведущих стран вмешаться в конфликт и не допустить нежелательных последствий. В самих Соединенных Штатах на улицы Нью-Йорка, Вашингтона, Чикаго и других городов уже вышли демонстрации протеста против эскалации событий в странах Персидского залива, богатых на нефть и кровавые истории. Американцы помнят, как начинался Вьетнам.

Конечно же, Трампу, который пообещал своим избирателям вывести американских солдат изо всех воюющих регионов мира, открытый вооруженный конфликт совсем ни к чему. Но он уже сделал непродуманный шаг, а теперь на такой же ответный шаг способен и Иран. Когда во время демонстрации протеста в Тегеране дочь убитого генерала Сулемайни лицом к лицу с президентом страны Хасаном Роухани прямо спросила его: «Кто отомстит за смерть моего отца?», тот ответил принародно: «Они все понесут наказание!».

Как себя поведут в этой ситуации Израиль и Саудовская Аравия? Какие события нас ждут в Ираке? В субботу в Багдаде прошла многотысячная демонстрация прощания с Касемом Сулеймани. Здание посольства США превратилось в осажденную крепость. Как будет действовать дипломатическая служба России, страны, по некоторым сведениям, во многом обязанной погибшему генералу своими успехами в Сирии? Как поведет себя Китай, который до недавних пор импортировал ежегодно из Ирана сырую нефть более, чем на 11 миллиардов долларов? Это, не считая газа и прямых инвестиций в экономику Ирана, значительно выросших за последние годы.

У китайцев нет традиции «кровной мести» в том понимании, которая до сих пор еще сохранилась у народов Северного Кавказа. Понятие «китайская месть» сопряжено скорей не с принципом «око за око», а с толстовским «непротивлением злу насилием». Так, по легенде, бедный китайский крестьянин, не имея никакой иной возможности отомстить своему богатому обидчику, повесился у того перед дверью.

Но есть еще то ли предание, то ли притча об американском матросе 7-го флота на Тайване, который надругался над дочерью старого китайца и тот пообещал устроить ему китайскую месть. Долго ли, коротко ли, но однажды, проснувшись наутро с хорошего бодуна, янки увидел на своей груди большой камень с надписью: «китайская месть». «Ха-ха-ха…» — пьяно рассмеялся янки и решительно сбросил с себя камень. А камень тот, как выяснилось, был привязан прочной бечевкой к причинному месту насильника, который, говорят, так хотел иметь детей…

Автор: Олег Цаголов

Портал «15-ый Регион»