Россия, Турция, Иран: политическое трио?

117

Приближение НАТО к границам России, война в Сирии, события вокруг поставок Турции комплексов С-400 и напряженность вокруг Ирана не могут не беспокоить россиян, особенно нас, жителей Юга России. О комплексе проблем «СО» побеседовала с членом Группы стратегического видения при МИДе РФ «Россия – исламский мир», муфтием Северной Осетии, членом Общественной палаты республики Хаджимуратом Гацаловым.

– Хаджимурат Харумович, какие вопросы сегодня особенно волнуют членов вашей экспертной группы?

– Как понятно из ее названия, мы занимаемся анализом отношений России и исламского мира, вырабатываем рекомендации по их улучшению и участвуем в их реализации. Последние полтора десятилетия все мы стали свидетелями и в некотором смысле участниками того хаоса, в который определенные силы ввергли значительную территорию исламского мира – Ближний Восток и Северную Африку. Сначала это были Ирак, Ливия, Египет, позже – Йемен и Сирия. Теперь ситуация накаляется вокруг Ирана и Турции, то есть конфликты подходят уже вплотную к границам нашей страны.

Разумеется, Россию это не может не беспокоить, именно поэтому она встала на защиту от международного терроризма дружественной нам Сирии. В то же время борьбу с ИГИЛ (запрещена в РФ – ред.) в Сирии наша страна ведет в интересах не только сирийского и соседних народов, но и всех россиян.

– Какое место в ряду причин ближневосточной напряженности занимает религиозный фактор?

– Минимальный! Еще три года назад в своей книге я писал, что ИГИЛ нельзя рассматривать как исламский фактор, хотя в ее названии это слово присутствует. Эта организация целиком и полностью является порождением западных спецслужб, не имеет ничего общего с исламом и борется против самих правоверных мусульман на всем Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Именно по этой причине еще три года назад Духовное управление мусульман нашей республики первым приняло фетву – решение духовных лидеров – о запрете участия мусульман Северной Осетии в войне в Сирии. Нашу фетву поддержали все мусульманские организации России.

Сегодня мы видим, как США совершенно беспричинно разрывают с таким трудом заключенную несколько лет назад «ядерную сделку» по иранскому атому. Над ней не один год трудились ведущие державы Евросоюза, США и России, а сегодня, по словам уже бывшего посла Англии в США, президент Трамп разорвал ее «назло Обаме»!

Где же тут хоть намек на религиозный фактор?

– Еще меньше он прослеживается в отношениях Турции и США.

– Абсолютно верно. Сегодня США обиделись на своего союзника по НАТО – Турцию – за покупку у России зенитных комплексов. Однако на протяжении многих лет они отказывали ей в поставках своих подобных ракет. Спрашивается: почему, ведь они союзники, в Турции – американские военные базы?!

Ответ прост: США не нужны независимые государства даже в качестве союзников, а если они все же проявляют свою волю, тут и появляется крылатая дубина, против которой у союзника нет надежного зенитного щита.

– Это метафора?

– Совсем нет! Достаточно вспомнить, как в 2008 году Турция три дня не пропускала корабли НАТО в Черное море во время операции по принуждению Россией Грузии к миру после агрессии против Южной Осетии. Действия президента Эрдогана повергли США в шок и, возможно, именно тогда там возникла идея сменить главу Турции.

Ситуация в этой стране стала накаляться. Один за другим следовали митинги оппозиции, длившиеся не один год, во власть продвигались оппозиционные силы, обострялась обстановка на границах Турции, в том числе, в Сирии… Когда все это оказалось бесполезным, ровно три года назад прозападные силы пошли на военный переворот с использованием танков и авиации…

– Помнится, именно наш президент предупредил своего турецкого коллегу о путче. И это несмотря на едва улегшийся жесткий дипломатический конфликт между нашими странами из-за сбитого Турцией нашего военного самолета…

– Надо напомнить и другую деталь: президент Эрдоган принес официальные извинения нашей стране за этот инцидент, который был объявлен ошибкой турецких военных. Зато после ликвидации путча в Турции отношения между нашими странами стали улучшаться невообразимыми темпами.

По-моему, сегодня нет другого иностранного лидера, с которым наш президент встречался бы чаще!

– Чем это объясняется?

– У наших стран много схожих геополитических и экономических интересов, которые они не могут реализовать друг без друга. Во-первых, мы соседи по региону, у нас общее море, общие дружественные государства, например, Азербайджан. Поэтому у нас общая заинтересованность в стабильной ситуации на наших границах, и Сирия – это лишь один вопрос.

Во-вторых, у нас мощные экономические контакты, которые теперь намертво связываются «Южным потоком».

Группа стратегического видения «Россия – исламский мир» создана в 2006 г. под руководством Евгения Примакова и Минтимера Шаймиева. В группу входят 33 члена 27 мусульманских государств и России – бывшие премьер-министры и министры иностранных дел, крупнейшие исламские богословы. В 2014 г. группу возглавил президент Татарстана Рустам Минниханов. Также в рамках ее деятельности проводятся международные форумы, выпущены и презентованы в МИДе РФ несколько изданий, в том числе книга Хаджимурата Гацалова «Россия и ислам: на острие атаки».Справка «СО».

В-третьих, у нас общая история, связанная не только с войнами друг против друга. В Турции живут многие диаспоры народов нашей страны, и мы обладаем большим потенциалом в сфере расширения культурных связей…

Наконец, перед нами, как и многими другими странами, стоит общая цель – сохранение своего государственного суверенитета перед лицом агрессивной иностранной экспансии. По одному трудно сопротивляться даже крупным государствам, что мы видим на примерах Ирана или даже Китая в его торговой войне с США.

Неслучайно Россия создала такие мощные региональные экономические и оборонные объединения государств, как ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС… Сегодня в них стремятся многие крупные страны, в том числе и Турция.

– Вы упомянули Иран…

– Да, это ключевое государство, важный независимый игрок в огромном регионе Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Иран – один из духовных центров ислама, его шиитского направления, символов сопротивления мировой культурной и экономической экспансии Запада. Наконец, это крупный и независимый игрок на мировом рынке нефти.

Как мы помним, независимых на Западе не любят, вот откуда выход из ядерной сделки, вооруженные провокации в Персидском заливе, авианосцы там же и экономические санкции. Дошло до того, что даже старушка Европа, кроме Англии, не знает, как ей быть в конфликте США и Ирана…

На этом фоне происходит сближение внешнеполитических позиций таких трех непохожих стран, как мы, Турция и Иран. Вся тройка на протяжении веков пыталась играть свою партию в регионе. Попеременно выступали то противниками, то в альянсе друг с другом.

Во многом эти противоречия не будут сняты и в видимой исторической перспективе, но перед лицом масштабной дестабилизации обстановки в регионе и на своей территории мы просто вынуждены вырабатывать общий курс и идти им.

– И опять-таки: а не помешает ли нам пресловутый религиозный фактор?

– Разумеется, он имеет место в наших отношениях. Турция и Иран исповедуют разные вероучительные направления или конфессии ислама – суннизм и шиизм, между которыми существует немало доктринальных противоречий, но заповеди Аллаха едины для всех.

Казалось бы, для России, в основном христианской страны, вообще неестественен альянс с исламскими странами. Однако еще несколько лет назад ее президент напомнил всем, что Россия также является и одним из крупнейших исламских государств.

20 миллионов российских мусульман сотни лет живут в мире с христианами, буддистами и иудеями. С 2005 г. наша страна является наблюдателем в самой авторитетной мусульманской организации Исламской конференции. С каждым годом политический вес России растет не только в христианском, но и в исламском мире.

Так что религия никак не может помешать нам дружить с мусульманскими государствами. Вот почему сближение трех наших стран, объединение их позиций в регионе очень пугают Запад, который всячески пытается вытеснить отсюда Россию и создать препятствия на ее пути в Переднюю Азию.

– Какого рода препятствия?

– И в буквальном, и в переносном смыслах. Между нами и Турцией лежит маленькое государство – Грузия. Это единственный путь по суше из России в Турцию, перерезав который, Запад лишит нас многих возможностей развивать отношения с ней.

Еще со времен СССР Запад прилагает все силы, чтобы вырвать Грузию из орбиты внешней политики России и закрепиться здесь самому. Он активно формирует антироссийскую и антирусскую политику, подпитывает воинствующий национализм правителей Грузии против негрузинских народов, исторически и культурно тяготеющих к России – осетин и абхазов.

Главная цель этих усилий – затащить Грузию в НАТО и закрепиться непосредственно у наших границ, уже имея мощную военную базу в Турции.

– А теперь, после закупки наших С-400?

– Теперь эти планы могут с треском провалиться. Уже пошли разговоры о том, что Турция вообще может выйти из НАТО! Не знаю, насколько это реально, но объявленное США введение санкций против Турции будет только способствовать этому. Если санкции будут введены и окажутся чувствительными, тут уж трудно будет что-либо прогнозировать.

Можно говорить об одном: сегодня отношения между Россией, Турцией и Ираном, ситуация вокруг каждой из них по отдельности и всех месте формируют новый геополитический ландшафт на десятилетия вперед. От мудрости, твердости и сплоченности их руководителей зависит очень многое для мира и все – для наших государств.

Я очень надеюсь, что главы «трио» найдут правильные ответы на внешние вызовы, сохранят и укрепят стабильность в своих странах и регионе в целом. Их стратегической задачей является создание вместе с другими странами многополярного мира на основе международного права, а не диктата грубой силы отдельных государств.