«Живое наследие»: бренды Кавказа

266

О том, какие локальные бренды существуют в Северной Осетии и на всем Северном Кавказе, говорили 16 мая, в нулевой день форума «Сообщество» во Владикавказе, на экспертной сессии «Живое наследие: создание карты локальных культурных брендов».

«Живое наследие» — это проект, реализуемый при поддержке Фонда президентских грантов, его цель — глобальное продвижение локального колорита и привлечение под это внешних ресурсов.Об идее рассказал председатель Комиссии ОП РФ по территориальному развитию и местному самоуправлению Андрей Максимов.

«Мы создаем интерактивную национальную карту локальных культурных брендов с визитной карточкой каждого региона. Дело в том, что проблема для туриста и инвестора — не столько дефицит информации, сколько вопросы навигации и возможность выбрать самое ценное для себя из этого огромного массива информации. “Живое наследие” структурирует эту информацию, визуализирует ее, расставит акценты», — рассказал Андрей Максимов. Проект разработан в качестве инструмента для продвижения местных брендов населенных пунктов России. С помощью интерактивной карты и краудсорсинговой платформы проект призван помочь дать представление об уникальной идентичности территории. 

На круглом столе представили проект матрицы культурных брендов регионов Северно-Кавказского федерального округа (Ставропольского края, Карачаево-Черкессии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Ингушетии, Чечни и Дагестана). Все бренды были поделены на несколько типов: зонтичные бренды (например, минеральные воды, ингушские родовые башни), уникальные поселения и курорты (Пятигорск, Дербент, Кубачи), культурные сооружения и комплексы (от башни Любви в Верхнем Чегеме до мечетей «Сердце Чечни» и «Сердце Матери»), природные объекты и явления (Кисловодский курортный парк, Домбай-Ульген, Цейское ущелье и т.д.), социокультурные явления (лезгинка, танец с кинжалами), события (Битва в горах), гении места (Михаил Лермонтов, Серго Орджоникидзе, Расул Гамзатов), промыслы и товарные бренды (кисловодский фарфор, кизлярские ножи) и гастрономические бренды (вода «Нарзан», осетинские пироги, урбеч, чаплгыш).

Андрей Максимов пояснил, что признанные культурные бренды войдут в матрицу автоматически, а остальные будут проходить отбор на нескольких уровнях и должны соответствовать определенным критериям.

«Портал “Живое наследие” поможет вывести локальные бренды на федеральный уровень. Мы также надеемся, что он поможет привлечь инвестиции и туристов — как российских, так и иностранных», — сказал он.

Одна из участниц сессии спросила о том, чем «Живое наследие» будет отличаться от других порталов, на которых размещена информация об объектах культурного наследия Кавказа. «Люди теряются в таком количестве информации, внимание рассеивается, — ответил Максимов. — Наша задача состоит в том, чтобы выбрать самое лучшее и сделать действительно удобный интерфейс. Чтобы человек, не погруженный в эти явления, смог выявить верхний слой в удобной для него форме».

После презентации проекта матрицы прошла бурная дискуссия: участники круглого стола высказались по поводу ее содержания, раскритиковав некоторые из ее пунктов и высказав свои предложения относительно тех объектов, которые должны быть включены или исключены из списка.

Так, в ходе работ по созданию сайта «Живое наследие» в сети «Интернет» провели сразу несколько региональных и федеральных опросов, на основе которых был составлен реестр материального и нематериального наследия регионов, которые могли бы быть представлены в качестве брендов. Так, в Республике Северная Осетия – Алания наибольшее количество голосов пользователей набрали Суннитская мечеть, Дзивгисская наскальная крепость и даргавский «Город мертвых».

Однако критерии проведения подобных голосований и выборка объектов, представленных на них, вызвали у экспертов большое количество вопросов.

Например, ни в одно из обсуждений и голосований в разделе объектов культурного наследия не была включена Нузальская часовня. Хотя этот объект уникален не только для Северной Осетии, но и для всей страны. Бедна выборка и в разделе гастрономии, где пользователям было предложено отметить лишь осетинские пироги, которые и без того уже стали национальным брендом.

Раздел, посвященный культурным событиям Осетии, предложенный для дискуссии, оказался пуст, что возмутило представителей общественности. И их можно понять, ведь в республике проводятся не только «Кавказские игры», но и ежегодный международный симпозиум «Аланика», который собирает художников со всего мира и давно является общепризнанной площадкой современного искусства. Не вспомнили создатели сайта и о форуме молодых художников «Art Kavkaz next». Пришлось о себе напомнить и представителям арт-пространства «Портал». Создатели сайта восприняли поправки в итоговый документ с вниманием и благодарностью.

«Включение всех объектов избыточно и не нужно для пользователя. Это затруднит доступ к информации массовому потребителю. Даже те общепризнанные объекты, выявленные с помощью общенациональных референдумов, которые мы проводили – «7 чудес России», «Россия-10», никак не систематизированы и не имеют грамотной электронной оболочки, удобной для пользователя«, — рассказал Андрей Максимов.

Это заявление вызвало достаточно большой скепсис как среди журналистов, так и среди экспертов, так как практически вся информация об объектах культурного значения, равно как и о достопримечательностях, входящих в туристические топы, присутствует почти на всех сайтах, в том числе на «Russian.travel», не говоря уж о том, что в республике существует собственный проект, которым вот уже много лет пользуются туристы.

Несмотря на достаточно большое количество разногласий по систематизации и подаче информации, эксперты все же признали дискуссию плодотворной, посоветовав создателям сайта поработать над его концепцией и критериями отбора материала.

По материалам пресс-службы ОП РФ и газеты «Северная Осетия»