Архиепископ Владикавказский и Аланский Леонид рассказал о духовной, образовательной и строительной функциях епархии

213

Владикавказская епархия прочно вошла в повседневную жизнь Северной Осетии, не только оказывая ее жителям духовную поддержку, но и принимая на себя бремя забот и подчас неразрешимых проблем. «СО» не раз уже освещала деятельность епархии в отношении крупных реставрационных проектов и повседневной и праздничной жизни православного мира Осетии. О том, чем живет епархия, о проблемах православия и проектах «СО» побеседовала с архиепископом Владикавказским и Аланским, членом комиссии по вопросам культурного и духовного наследия, образования и науки, национальной политике Общественной палаты Северной Осетии Леонидом.

Церковь и материальная культура

– Во-первых, я, от себя лично и от лица наших читателей, хочу вас поблагодарить за активное участие в судьбе наших памятников культуры, и хотелось бы спросить, что сейчас происходит в Нузале?

– Я всегда говорил, что это командная работа. Это не просто епархия. В Нузале задействованы многие силы: и творческая интеллигенция, и специалисты, которые в силу своих служебных обязанностей должны заниматься – это в первую очередь комитет по охране и использованию объектов культурного наследия во главе с Валерием Салбиевым и ГБУ «Наследие Алании» и его руководитель Людмила Габоева. То есть эта программа собрала людей, которые объединены одной целью. Это наше общее дело, и мы должны вернуть тем историческим местам, которые остались на территории Алании, их значимость, важность и, самое главное, – сохранность, чтобы было что передать последующим поколениям.

– Какие сейчас работы ведутся на этих объектах?

– У нас была очередная группа реставраторов во главе с Сергеем Филатовым. Ему на днях исполнилось 70 лет, и мы поздравили его с этой знаменательной датой. Спасибо ему большое за высокий профессионализм. Вместе с ним работают и другие люди из Москвы, Санкт-Петербурга. Кто-то занимается телом здания, кто-то занимается душой – то есть фресками. Слава Богу, нам удается их сохранять.

В этом году, к сожалению, федеральных средств мы не получили, но в 2016–2017 году нам выделяли средства по ФЦП «Культура России», и эти средства позволили нам привлечь к работе специалистов самого широкого спектра, которые знают Нузальский храм не понаслышке и на протяжении десятилетий его сбалансированно сохраняют. Я смотрел бы на этот вопрос шире. Не только Нузальский храм интересен, но вокруг него сконцентрировано много объектов, и есть задумки, чтобы эти объекты стали единым историко-архитектурным комплексом, центром которого стала бы Нузальская часовня, а все остальные разновременные объекты, сосредоточенные вокруг него, следует отреставрировать и представить как единый ансамбль.

– Что происходит с архиерейской резиденцией?

– Мы получили в этом году средства из федерального бюджета по ФЦП и в следующем году нам уже пообещали определенный транш, который позволит нам закрыть многолетний вопрос по архиерейской резиденции. Уже сейчас идут отделочные работы, но надо будет еще заканчивать реставрацию. Это очень сложный проект. Не просто взять и провести капитальный ремонт, но душевно сохранить по кирпичику те вещи, из которых, собственно, и было собрано это прекрасное здание. Очень много средств вкладывается именно в реставрацию. Кроме того, есть задумка масштабного подхода: вы знаете, что вплотную к территории архиерейского подворья стояли дом генерал-губернатора и сопутствующие ему постройки. И сейчас рассматривается вопрос, что если в перспективе Министерство обороны РФ покинет эту территорию, к чему есть предпосылки, то, возможно, какая-то часть этой территории отойдет нам, чтобы мы могли привести в порядок и саму парковую зону, и здания. У нас есть опыт работы с такими объектами, и соответствующие средства, я думаю, мы найдем.

– Какое наполнение ждет здание после реставрации?

– Это будет духовно-просветительский центр, который включит в себя, кроме всего прочего, архиерейскую резиденцию. Мы планируем переехать полностью из зданий на ул. Барбашова. Сейчас у нас нет помещений для полноценного функционирования, например, отделов по благотворительности и социальному служению, взаимодействию с вооруженными силами, тюремному служению. Всем этим отделам негде разместиться. Люди есть, а помещений нет. Так или иначе нужны кабинеты и служебные площади. Также в новом здании планируется открыть иконописную школу и многое другое. А здание возле собора планируется отдать под расширение Православной гимназии им. Аксо Колиева, чтобы развернуть в ней полный цикл 11-летнего образования.

– Речь зашла о школе, скажите, пожалуйста, это гимназия с уклоном в духовное образование?

– Действительно, уклон у школы есть, но мы не готовим там священнослужителей. Школа смешанная: учатся и девочки, и мальчики. У них просто есть дополнительные предметы: Основы православной культуры и Закон Божий, но, по сути, это светская школа. Хотя мы совершенно не скрываем, что в образовательном процессе участвуют священнослужители, а дети регулярно исповедуются и причащаются. То есть там православная направленность. У нас учатся дети, которые с детства воспитываются в вере.