«Казнить» нельзя помиловать

102

Председатель Общественной палаты Северной Осетии, заместитель председателя республиканской комиссии по помилованию Нина Чиплакова приняла участие в решении судьбы одной из заключённых.

12 человек в спортивном зале рассматривают дело об убийстве. Ситуация очень похожа на сюжет известного фильма, однако это — не кино, а суровая правда жизни. Комиссия по рассмотрению условно-досрочного освобождения собралась в небольшом спортзале владикавказского следственного изолятора. На рассмотрении среди прочих – дело 67-летней Натальи Нуждиной.

Вот уже два года она – за решеткой. За убийство мужа. Сама женщина рассказывает: 45 лет прожила с человеком, который постоянно избивал и ее, и двоих детей. Травмы, полученные дочерью, оказались несовместимыми с жизнью: она погибла от побоев собственного отца. Окончательную «точку» в этой трагической истории поставил топор.

«Да я бы стерпела, я могла свободно даже уйти, также как я убегала в другое время. Что на меня нашло, я просто испугалась этого топора, я как глянула и обмерла. Вот такой вот громадный топор, зачем он его вообще покупал? Я так вскочила и вырываю у него топор, поворачиваюсь как я стою и бью, и бью его, откуда силы взялись не пойму, дальше я не помню уже», — рассказывает Наталья Нуждина.

В комиссии по помилованию 12 известных в республике людей. Все в один голос заявляют: эта женщина не заслуживает того, чтобы ее держали в заключении. Тем более, ее ждет 91-летняя мать, ветеран Великой Отечественной войны, за которой кроме Натальи Нуждиной, некому ухаживать.

«Сегодня мы с коллегами, членами республиканской комиссии по помилованию, были абсолютно единодушны. Разумеется, по юридическим законам – это убийство. Но по «законам жизни» эта женщина, столько лет терпевшая домашнее насилие от человека, который фактически убил ее дочь, заслуживает сострадания и помилования», — рассказала заместитель председателя комиссии по помилованию, председатель Общественной палаты Северной Осетии Нина Чиплакова.

Ежегодно комиссия рассматривает десятки дел. В большинстве, на местном уровне, выносятся положительные решения. Но последнее слово — за президентом страны. По статистике на свободу выходят единицы. Что будет в этом конкретном случае пока неизвестно.